Кража с банковской карты ч 3 комментарии

Проблемы квалификации кражи, совершенной с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ)

Кража с банковской карты ч 3 комментарии

Слукина, Е. В. Проблемы квалификации кражи, совершенной с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ) / Е. В. Слукина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 52 (290). — С. 179-181. — URL: https://moluch.ru/archive/290/65744/ (дата обращения: 24.12.2020).



Прочно вошедшие в повседневную жизнь россиян правовые отношения, связанные с безналичными расчетами по картам, очень быстро стали объектом, привлекшим внимание лиц из криминальной среды.

Федеральным законом от 23 апреля 2018 года № 111-ФЗ, вступившим в законную силу 4 мая 2018 года, статья 158 УК РФ, предусматривающая ответственность за совершение кражи, дополнена квалифицирующим признаком — п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ — с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 159.3 УК РФ).

Между тем в настоящее время нет разъяснений Верховного Суда РФ относительно применения указанной статьи, нет четкого понимания понятия «кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств». При этом такие действия виновного могут найти разную уголовно-правовую квалификацию.

В самой формулировке ст. 158 УК РФ заложена необходимость разрешения проблемы, как в теории уголовного права, так и в практике правоохранительных и судебных органов, — это отграничение данного квалифицированного состава преступления от состава преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ: кража или мошенничество.

В научной литературе обращается внимание на тот момент, что достаточно сложно определить эту грань, которая заложена между кражей и мошенничеством [4].

Указанная смежность, в первую очередь проявляется в объекте и предмете указанных составов преступлений.

Правовой анализ субъектов и субъективных сторон данных преступлений так же не способствует выявлению специфичных признаков, которые, безусловно, способствовали бы отграничению рассматриваемых преступлений.

В данном случае необходимо сравнивать объективные стороны данных преступлений. Проведение такого сравнительного анализа объективных сторон преступлений, закрепленных в п. «г» ч. 3 ст. 158 и ст. 159.

3 Уголовного кодекса РФ позволит найти общие признаки, а также специфичные признаки свойственные только каждому из них.

При этом важно отметить, что как кража, так и мошенничество являются разновидностью хищения.

В силу того, что кража в уголовном законодательстве РФ рассматривается как тайное хищение, то в отличие от мошенничества, при данном виде хищения преступник не входит в контакт с сознанием потерпевшего либо иного лица, с целью совершения кражи имущества, то есть приведённые составы преступления отличаются способом совершения преступления.

Так Верховный Суд Российской Федерации указал на то, что «не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации» [3]. В этом случае содеянное следует квалифицировать по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, это связано с тем, что виновный действует тайно, в отсутствии держателя карты или иных лиц, во-вторых, если и присутствуют иные лица, то его действия не становятся открытыми для них, в-третьих, субъект кражи не воздействует на сознание и волю другого лица, а взаимодействует с механическим устройством, то есть банкоматом, который автоматически обрабатывает операции по банковскому счету, привязанному к используемой карте.

Так, приговором Майминского районного суда Республики Алтай от 11 апреля 2019 года М. осужден по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ за то, что имея в распоряжении переданную собственником банковскую карту и зная пин-код, снял с данной карты денежные средства в банкомате.

Мошенничество же в свою очередь является преступлением, где виновное лицо использует обман или злоупотребление доверием.

Первоначальная цель данного способа хищения — ввести в заблуждение другое лицо. Конечная же цель состоит в пробуждении у потерпевшего желания предать имущество преступнику добровольно, в том числе не препятствовать его изъятию преступником.

Верховный Суд Российской Федерации указал, что действия лица необходимо квалифицировать по ст. 159.3 Уголовного кодекса Российской Федерации только в том случае, если виновный совершил хищение посредством сообщения другому лицу «заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты на законных основаниях либо путем умолчания о незаконном владении им платежной картой» [3].

Это дополнительный аргумент о необходимости наличия другого лица, кроме субъекта преступления, при совершении мошенничества, которое добровольно передает похищаемое имущество виновному или осуществляет добровольные действия, способствующие изъятию имущества.

Так, приговором Прокопьевского районного суда Кемеровской области от 28 марта 2019 года Б. осужден по п. «г» ч. 3 ст.

158 УК РФ за то, что найденной на земле банковской картой он рассчитался за произведенные в магазине покупки на общую сумму 5410 рублей, прикладывая бесконтактную банковскую карту к считывающему устройству кассового терминала, похитив таким образом данные денежные средства потерпевшего.

Однако с решением районного суда не согласился Кемеровский областной суд, который сославшись на п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 года № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» указал, что поскольку действия Б.

связаны с оплатой товара банковской картой потерпевшего, путем умолчания о незаконном владении им платежной картой, то действия Б. надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, как мошенничество с использованием электронных средств платежа.

Согласно разъяснений п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г.

№ 48 “О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате” похитить чужие средства можно и без карты, например с помощью чужого «мобильного банка» или системы интернет-платежей, тайно или обманув владельца.

Это кража, но если виновным не было оказано незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети.

Из анализа судебной практики рассмотрения судами Республики Алтай уголовных дел по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ст. 159.

3 УК РФ следует, что действия лиц, которые оплачивали товары в торговых организациях найденными или похищенными банковскими картами, а также снимали денежные средства через банкоматы с банковских карт, которые им передали собственники, сообщив пин-код, квалифицируются судами как кража чужого имущества, в случае, если представителями торговой организации не выяснялись сведения о принадлежности банковской карты и осужденные не сообщали ложные сведения о принадлежности им банковской карты. В случаях же, когда лица сообщали представителю торговой организации ложные сведения о принадлежности банковской карты, например родственнику, их действия квалифицировались как мошенничество.

Таким образом, отграничению таких смежных преступлений, как кража имущества с банковского счета и мошенничество с использованием электронных средств платежа, будет способствовать тщательный анализ объективной стороны совершенного преступления, так как:

  1. При краже действия виновного должны быть тайными, в то же время при совершении мошенничества преступник действует открыто, общаясь с потерпевшим или иным лицом;
  2. При краже потерпевший или иное лицо не участвует в процессе изъятия похищаемого имущества, но при мошенничестве виновный посредством обмана понуждает другое лицо передать похищаемое имущество или совершать действия, способствующие изъятию имущества.

Источник: https://moluch.ru/archive/290/65744/

Особенности квалификации и методика расследования кражи денег со счета с использованием банковской карты

Кража с банковской карты ч 3 комментарии

В статье рассмотрим особенности кражи денег с банковской карты и наказание, предусмотренное за совершение этого преступления. Разберем существующие способы кражи и дадим рекомендации, как не стать жертвой злоумышленников, а также методику расследования таких преступлений.

Чтобы узнать больше, подписывайтесь на наш Телеграм-канал — https://t.me/lawprotects.

Особенности такого преступления

Кражу денег с банковской карты необходимо отличать от другого вида хищения – мошенничества с использованием электронных средств платежа (статья 159.3 УК РФ).

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда от 30 ноября 2017 года № 48 хищение является не кражей, а мошенничеством, и должно квалифицироваться по статье 159.3 УК РФ в том случае, если лицо:

  • предъявило чужую банковскую карту работнику торговой, кредитной или другой организации (например, продавцу, кассиру в банке),
  • убедило, что именно оно является владельцем этой карты (или просто умолчало о том, что эта карта находится у него незаконно).

Кражами можно признать ситуации, когда:

  • Деньги со счета лицо сняло через банкомат, то есть оно не обманывало уполномоченных лиц, сообщая о том, что он является собственником карты и тех денежных средств, которые хранятся на счету.
  • Лицо получило доступ к телефону потерпевшего, на котором был установлен «Мобильный банк», и совершило перевод денежных средств на свой или чей-либо счет.

Предусмотренное наказание

Какое наказание может понести лицо, если похитит банковскую карту? Никакого, ведь само по себе похищение карты является лишь приготовлением к совершению кражи, а ответственность наступает только за приготовление к тяжким и особо тяжким преступлениям.

Справка. В 2018 году в УК РФ был введен специальный состав преступления – кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (пункт «г» части 3 статьи 158 УК РФ).

Если лицо совершит такое преступление, то его ждет следующее наказание:

ШтрафПринудительные работыЛишение свободы
От 100 тысяч до 500 тысяч(или в размере дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет).До пяти летФакультативно: С ограничением свободы до полутора лет.До 6 летФакультативно: штраф до 80 тысяч рублей (или в размере дохода осужденного за период до 6 месяцев)Ограничение свободы на срок до полутора лет.

Зачастую суды неверно квалифицируют хищения денежных средств с использованием банковских карт, и ошибки в квалификации исправляются уже путем обжалования приговора в апелляционную инстанцию.

Судебная практика

В качестве примера рассмотрим следующее дело:

Денис Килин нашел на тротуаре банковскую карту, а вот законный владелец поблизости обнаружен не был. В нескольких магазинах он расплатился с помощью «находки», похитив тем самым около 20 тысяч рублей.

Суд первой инстанции квалифицировал его действия по пункту «г» части 3 статьи 158 УК РФ, приговорив к полутора годам лишения свободы. Однако суд апелляционной инстанции – Верховный суд Удмуртии – не согласился с решением районного суда.

Дело в том, что при рассмотрении дела не было выяснено важное обстоятельство: осталось неясным, обманывал ли Килин продавцов посещенных им магазинов в том, что он является собственником карты, или же, возможно, покупки осуществлялись через кассы самообслуживания.

Если обман был, действия Дениса Килина необходимо квалифицировать как мошенничество с использованием электронных средств платежа (статья 159.3 УК РФ). Уголовное дело отправлено на новое рассмотрение (апелляционное определение № 22-528/2019).

Рекомендуем к прочтению:

Способы совершения преступления

Классический и наиболее распространенный способ кражи денег с банковской карты не отличается оригинальностью: преступники могут украсть телефон с подключенным «Мобильным банком» или же изъять карту с возможностью бесконтактной оплаты.

Для того, чтобы не стать жертвой кражи нужно:

  • Не сообщать никому пароли и PIN своих карт.
  • Подключить смс-уведомления от банка. В случае, если Вам пришло уведомление о совершенной покупки (которую Вы не делали), стоит сразу же позвонить в банк (будет лучше, если Вы заранее запишете в телефонную книжку номе горячей линии, который указан на обороте банковской карты) и заблокировать карту.
  • Если Ваш телефон или другой гаджет, на котором было установлено приложение банка, будет утерян или похищен, немедленно позвоните в банк и отключите все услуги, привязанные к Вашему номеру телефона, заблокируйте доступ к банковскому счету, а также измените логин и пароль от «Мобильного банка».

Более сложными являются способы мошенничества:

Злоумышленники устанавливают специальные устройства для считывания магнитной полосы карты в банкомат или терминал. Так мошенники могут использовать поддельную банковскую карту, но с данными оригинальной карты, похищая таким образом денежные средства со счета потерпевшего.

Как обезопасить себя?

  • Перед тем, как вставить свою карту в банкомат, внимательно осмотрите устройство: на клавиатуре не должно быть накладок.
  • Также важно помнить, что небольшие видеокамеры могут быть замаскированы под рекламную расклейку на банкомате.

Способ, по своему алгоритму схожий со скриммингом. Мошенники устанавливают специальное устройство, которое считывает и сохраняет данные карты, в картридер.

Отмечается, что единственным способом защиты от шимминга является использование банковских карт с чипом.

Мошенники от лица банка или известных брендов делают массовую смс-рассылку, с помощью которой обманными путями пытаются выведать пароли и персональные данные.

Как не стать жертвой?

  • Внимательно следить за входящей корреспонденцией.
  • Не переходить по ссылкам в письмах не от официальных представителей или не известных Вам адресантов.
  • Проверять всю полученную через рассылку информацию звонком на горячую линию банка.

Злоумышленники звонят потенциальным жертвам и, представляясь сотрудниками банка, сообщают о подозрительных операциях со счетом, и просят сообщить CVV код, срок действия карты и ее номер.

Рекомендации можно дать те же: не стоит вступать в диалог, а нужно сразу же перезвонить на официальный номер банка и задать все интересующие вопросы.

  1. Траппинг или «Ливанская петля»

Мошенники устанавливают специальное устройство в банкомат, которое блокирует движение карты. Потом злоумышленник подходит к растерянному держателю якобы застрявшей карты и предлагает свою помощь. С помощью красноречивых уговоров и актерского мастерства, обманом, мошенник узнает PIN код карты и отправляет потерпевшего за помощью к сотруднику банка.

Оставшись наедине с банкоматом, злоумышленник без труда извлекает устройство, заблокировавшее карту, и имея при себе карту и зная ее PIN код без труда похищает деньги потерпевшего.

Как избежать подобной ситуации?

  • Старайтесь пользоваться теми банкоматами, которые установлены в офисах банков или крупных ТРЦ: они регулярно осматриваются на предмет наличия подобного рода устройств мошенников.
  • Не сообщайте никому PIN код своей банковской карты, набирайте его быстрыми уверенными движениями, использую разные пальцы и прикрывая ладошкой клавиатуру.
  • Если Вашу карту «зажевал» банкомат, сразу же заблокируйте ее.

Методика расследования

Как показывают следственная практика, о хищениях денежных средств с банковской карты потерпевший узнает не сразу, а лишь спустя некоторое время, что затрудняет оперативное раскрытие преступления.

Справка.

Зачастую во время доследственной проверки правоохранительные органы не могут своевременно получить информацию от банков, установить и проверить место и способ совершения преступления. Из-за этого они выносят определения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Однако такие постановления отменялись прокурорами или руководителями следственных органов, так как являлись необоснованными из-за неполноты проведенной проверки.

Во время расследования необходимо рассмотреть такие версии как:

  • имела ли место одна из уловок мошенников (скримминг, шиминг);
  • совершенно ли преступление сотрудником банка;
  • совершил ли преступление родственник или знакомый потерпевшего;
  • имеет ли место инсценировка преступления самим потерпевшим.

Также необходимо проверить, не причастны ли к преступлению торговые организации, в которых злоумышленники покупали товары, расплачиваясь чужой банковской картой.

При рассмотрении этих версий проводятся такие следственные действия как:

  • допрос потерпевшего, а также банковских работников,
  • истребование данных служебного расследования,
  • выемка оригиналов кассовых чеков и выписки о движении денежных средств,
  • осмотр записей видеонаблюдения,
  • судебная экспертиза: проверяется подлинность банковской карты,
  • другие, выбор которых остается за следователем.

Рекомендуем к прочтению:

Хищение из банка

Многие люди выбирают банковские ячейки, игнорирую расчеты по аккредитиву. Это связано с желанием скрыть настоящую цену сделки, чтобы уклониться от уплаты части налога.

Отмечается, что кражи из банковских ячеек обладают высокой степенью латентности, так как зачастую потерпевшие не заявляют о преступлении в правоохранительные органы, опасаясь расследования в отношении них самих (предметом преступления может стать так называемый «черный нал»).

Наиболее простая и распространенная схема хищения не только денег, но и любого другого имущества из банковской ячейки выглядит так:

  • Один из работников банка вступает в преступный сговор с каким-либо лицом.
  • Сотрудник узнает, в какой ячейке находится «лакомый кусок» для их преступной деятельности.
  • После чего его сообщник заключает с банком договор хранения своего имущества в соседней банковской ячейке.
  • В один из дней сотрудник банка меняет местами содержимое ячеек.
  • После чего его сообщник абсолютно спокойно и беспрепятственно покидает здание банка с чужим имуществом.

Громкое и резонансное дело о хищении денежных средств рассматривалось в Уфе. Против сотрудников и управляющей дополнительного офиса одного из банков было возбуждено уголовное дело, их обвиняют в присвоения денежных средств в особо крупном размере, совершенном группой лиц.

Женщины в течение долгого времени оформляли закрытие вкладов (всего было закрыто около 50 вкладов), а деньги со счетов присваивали себе. Общая сумма присвоенных денежных средств составила около 43 миллионов рублей.

Хищение банкомата

В контексте квалификации кража банкомата не отличается от кражи другого имущества. Однако банкомат представляет собой достаточно тяжелую и увесистую конструкцию, поэтому преступники редко изымают его, предпочитая взлом банкомата на месте.

  • В Новосибирской области трое злоумышленников взломав замок двери почтового отделения, проникли внутрь, а дальше, использовав сварочный аппарат, нарушили целостность банкомата и изъяли 200 тысяч рублей, после чего с похищенными наличными скрылись на автомобиле.Против них было возбуждено уголовное дело по пунктам «а» и «б» части 2 статьи 158 – кража с незаконным проникновением в помещение.
  • В городе Мегион несколько лиц заранее купили автомобиль, сотовые телефоны для связи, а также арендовали небольшую квартиру. После этого, вскрыв замок двери торгового центра, они проникли внутрь и вынесли банкомат, в котором хранилось более 6 миллионов рублей.В процессе расследования сотрудники правоохранительных органов обнаружили сломанный банкомат на территории дачного кооператива.Уголовное дело было возбуждено по пункту «б» части 4 статьи 158 – кража в особо крупном размере.

Рекомендуем к прочтению:

Источник: https://ugpravo.pro/vidy-prestuplenij/protiv-sobstvennosti/krazha/vidy/s-bankovskogo-scheta.html

Списание денег с чужой банковской карты: мошенничество или кража?

Кража с банковской карты ч 3 комментарии

22 апреля 2020 г. 16:53

Адвокатам рассказали о квалификации хищений безналичных денежных средств

22 апреля перед аудиторией слушателей вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов выступил доктор юридических наук профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, член НКС при Верховном Суде РФ, главный редактор журнала «Уголовное право» Павел Яни. Он прочитал лекцию на тему «Квалификация хищения безналичных средств».

В начале своего выступления спикер отметил, что в любой монографии прежних лет можно обнаружить ссылку на три критерия признания имущества предметом хищения. В их числе так называемый физический признак, предусматривающий, что похищаемое имущество должно быть вещью.

По словам ученого, долгие годы суды, следуя разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 2007 г., вменяли мошеннику, посягнувшему на чужие безналичные денежные средства, состав преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

При этом они квалифицировали содеянное не как приобретение права на чужое имущество, а как хищение.

Дело в том, пояснил эксперт, что существуют две разновидности мошенничества, одна из которых является формой хищения (хищение путем обмана), а вторая представляет собой приобретение права на чужое имущество. И если признаки хищения разъяснены в п. 1 примечания к ст. 158 УК РФ, то о приобретении права на чужое имущество разъяснений в законе нет.

Павел Яни подчеркнул, что цивилистическая доктрина, а также ряд практиков в некоторых случаях устанавливают режим вещей для бездокументарных ценных бумаг и безналичных денежных средств, но все равно это не наполняет содержанием категорию «Право на чужое имущество».

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 30 ноября 2017 г.

№ 48 указал на необходимость квалификации хищения имущества с использованием чужой банковской карты не только путем получения наличных денег в терминале, но и путем их перечисления со счета владельца на счет посягателя или других лиц как кражи.

«Причем следует обратить внимание на то, что цивилистически лицо, заключившее договор на открытие банковского счета, является владельцем счета (а не денежных средств на счете), в то время как Пленум ВС РФ трактует данное лицо как владельца средств на счете, – заметил лектор. – Таким образом, мы имеем дело с дефиницией категории хищения, а также предмета хищения и распространением данных норм на безналичные средства».

Эксперт добавил, что впоследствии в УК РФ были внесены дополнения. Таким образом, законодатель выразил однозначную позицию о том, что предметом хищения не обязательно является вещь.

Павел Яни отметил, что о толковании норм ст. 159.3 и 159. 6 УК РФ ведется много споров, но однозначного понимания пока не выработано.

Первый вопрос, в частности, касается ст. 159.3 УК РФ: изменил ли законодатель вместе с редакцией нормы ее содержание? «На первый взгляд, безусловно да, – считает Павел Яни. – Если раньше уголовная ответственность была предусмотрена за мошенничество с использованием платежных карт, – т.е.

хищение чужого имущества с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу платежной карты путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации, – то с апреля 2018 г. состав сформулирован как мошенничество с использованием электронных средств платежа». По мнению спикера, вполне допустима и такая трактовка п. «г» ч. 3 ст.

158, когда кражу наличных денег с чужой банковской карты вопреки воле ее держателя следует квалифицировать как хищение с банковского счета.

Лектор также затронул проблему признания потерпевшим в зависимости от вида карты, с которой совершено хищение (дебетовая или кредитная).

По его словам, в некоторых регионах страны судебная практика складывается таким образом, что при использовании кредитной карты, изъятой у другого лица вопреки его воле, потерпевшим признается кредитная организация (банк), а в случае с дебетовой картой – владелец счета (держатель карты).

Суды при этом исходят из того, что при использовании кредитной карты денежные средства непосредственно зачисляются третьему лицу или передаются похитителю, минуя потерпевшего.

Павел Яни заявил о своем несогласии с такой позицией. «В соответствии с Положением Банка России от 24 декабря 2004 г. № 266-П (ред. от 14 января 2015 г.

) “Об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием” банк в ряде случаев обязуется при использовании карты иным лицом с набором пин-кода выполнить поручение того, кто эту карту поместил в терминал.

Если это кредитная карта, в этом случае банк зачисляет запрашиваемую сумму на счет держателя карты. Соответственно, денежные средства похищаются со счета держателя карты, поэтому потерпевшим следует признавать его, а не банк», – пояснил лектор.

Возвращаясь к вопросу о том, изменилось ли содержание ст. 159.3 УК РФ, Павел Яни отметил, что в п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 48 разъяснено содержание указанной нормы в ее прежней редакции.

В качестве примера он привел случай, когда виновное лицо сообщает уполномоченному работнику (кассиру в магазине) заведомо ложные сведения о принадлежности ему платежной карты либо умалчивает о том, что карта, которой он расплачивается, ему не принадлежит.

«Контраргументы в отношении позиции Пленума ВС РФ со стороны ряда моих коллег заключаются в том, что кассир не обязан при оплате покупки идентифицировать владельца банковской карты», – отметил Павел Яни.

При этом его собственная позиция заключается в том, что в соответствии с правилами оборота, установленными ГК РФ, всякий участник обязан презюмировать добросовестность другой стороны.

«То есть самим фактом использования карты, предъявлением ее виновное лицо утверждает, что действует законно. Тем самым оно вводит продавца-кассира в заблуждение», – считает ученый.

В то же время, заметил он, если признавать держателя карты или банк потерпевшим, то эти лица как раз в заблуждение не вводятся, а вводится в заблуждение третье лицо. «Действительно, в 1986 г.

Пленум ВС РФ отнес к мошенничеству лишь действия виновного, направленные на введение в заблуждение потерпевшего, который в результате передает свое имущество виновному или иным лицам. Но уже в 2017 г. данная точка зрения была отвергнута, и Пленум ВС РФ в п.

1 Постановления № 48 указал, что при мошенничестве в заблуждение могут быть введены не обязательно потерпевшие, но и иные лица, которые передают имущество (право на имущество) другому лицу, либо не препятствуют его изъятию другим лицом», – пояснил спикер.

Павел Яни обратил внимание, что согласно положениям ст. 159.6 УК РФ, мошенничество с использованием электронных средств платежа предполагает наличие введенного в заблуждение лица, принимающего решение о передаче имущества.

«Это хорошая норма, только указание на мошенничество в ней лишнее», – заметил он, добавив, что, по мнению Пленума ВС РФ, данная норма содержит описание не состава мошенничества, а разновидности кражи. Таким образом, заключил эксперт, смысл изменений, внесенных в ст. 159.

3 УК РФ, состоит в расширении перечня средств совершения преступления.

В завершение лекции спикер ответил на многочисленные вопросы участников вебинара.

Обращаем внимание, что сегодня, 22 апреля, вебинар будет доступен до 00.00 (по московскому времени). Повтор трансляции состоится в воскресенье, 26 апреля.

Татьяна Кузнецова

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/spisanie-deneg-s-chuzhoy-bankovskoy-karty-moshennichestvo-ili-krazha/

Квалификация преступления по п. г, ч.3 ст. 158 УК РФ

Кража с банковской карты ч 3 комментарии

  • Государственный обвинитель, просил переквалифицировать действия подсудимого Беляева Ю.А. с п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. «в» ч. 2 ст.

    158 УК РФ в связи тем, что по смыслу закона, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст.

    5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ «О национальной платежной системе». В соответствии с п. 19 ст.

    3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств. Принимая во внимание, что Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета». Таким образом, считаю, что действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

  • Согласно действующему закону, квалифицирующий признак хищения – «с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств» может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путем их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчетов в порядке, регламентированном ст.

    5 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе». 

    В соответствии с п. 19 ст.

    3 вышеуказанного Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», электронное средство платежа – это средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств. 

    Беляев каких-либо действий по переводу денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов не совершал, т.е. не совершал незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекомунникационные сети путем ввода, удаления, блокирования или модификации компьютерной информации, а похитил денежные средства потерпевшей путем получения наличных денежных средств через банкомат и оплачивая покупки в магазине зная пин-код банковской карты, в его действиях отсутствует квалифицирующий признак хищения чужого имущества «с банковского счета».

    Таким образом, действия Беляева, выразившиеся в краже денежных средств путем снятия их в банкомате с банковской карты потерпевшей и оплаты данной картой покупок в магазине на общую сумму 21 352 рубля, необходимо квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину

    При этом для исключения из квалификации действий Беляева квалифицирующего признака «хищения чужого имущества с банковского счета» не требуется исследования собранных по делу доказательств, поскольку необходимость изменения квалификации следует из предъявленного обвинения и фактические обстоятельства при этом не изменяются. Преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ согласно ст. 15 УК РФ относится к категории средней тяжести.
     

    В судебном заседании установлено, что Беляев Ю.А. впервые привлекается к уголовной ответственности, имущественный вред, причиненный преступлением, возмещен в полном объеме путем возврата похищенного имущества, потерпевшая Б. не возражает против прекращения уголовного дела, в связи с применением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

  • Ссылаясь на положения ст.

    5 Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе» судебная коллегия указала, что соответствующий квалифицирующий признак совершения хищения с банковского счёта может иметь место только при хищении безналичных и электронных денежных средств путём их перевода в рамках применяемых форм безналичных расчётов в порядке, регламентированном указанной правовой нормой. Неотъемлемым признаком объективной стороны такого преступления – хищения с банковского счёта, будет обязательное оказание незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. В противном случае, учитывая тайный способ хищения, действия должны быть квалифицированы как кража, даже если снятие денежных средств совершено путём использования учётных данных собственника, полученных путём обмана последнего или использования его мобильного телефона. Не образует состава указанного преступления хищение чужих денежных средств именно с банковского счёта путём использования заранее похищенной или поддельной платёжной карты для выдачи наличных денежных средств посредством банкомата.

  • Равно как не усмотрел суд апелляционной инстанции указанного признака при краже денежных средств с банковского счёта ПАО Сбербанк, принадлежащего С., с использованием ошибочно подключённой на абонентский номер телефона, находящегося в пользовании виновного, услуги «мобильный банк», в связи с чем, действия Г.

    по похищении денежных средств на общую сумму 1000 рублей расценены как мелкое хищение, влекущее административную ответственность.

    Обвинительный приговор суда первой инстанции отменён с вынесением оправдательного приговора в отношении Г.

    , в виду отсутствия в его действиях состава уголовного преступления с признанием за ним права на реабилитацию (дело № 22-7617/2018).

  • Источник: https://zakon.ru/discussion/2020/2/3/kvalifikaciya_prestupleniya_po_p_g_ch3_st_158_uk_rf

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.