Новосибирск неуважение к суду адвокатом

Дисциплинарный проступок адвоката в виде проявления неуважения к суду: причины и следствие 1

Новосибирск неуважение к суду адвокатом
Статья подготовлена в рамках гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых – кандидатов наук, МК-6920.2010.6.

Ревина И.В., доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Юго-Западного государственного университета (г. Курск), кандидат юридических наук, доцент.

Анпилогова С.С., магистр первого года обучения юридического факультета Юго-Западного государственного университета (г. Курск).

Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики.

Нормы морали, как правило, не фиксируются документально, однако правила адвокатской этики закреплены в специальном акте – Кодексе профессиональной этики адвоката , представляющем собой систему моральных принципов, лежащих в основе деятельности адвоката и служащих его мировоззренческим и методологическим ориентиром.

Далее – КПЭА.

Значительное внимание КПЭА уделяет требованиям о сохранении чести и достоинства адвоката в любой ситуации, о вежливости и корректности при исполнении своих профессиональных обязанностей.

Это обусловлено в первую очередь тем, что своим поведением адвокат не вправе подрывать авторитет адвокатуры в целом, он обязан действовать сообразно с ее назначением и избегать поступков, способных уронить достоинство адвокатской профессии, ибо, как гласит известная нравственная максима, “достоинство частного человека – есть личное достоинство; достоинство адвоката – есть достояние всего сословия” .

Молло М. Правила адвокатской профессии во Франции // Традиции адвокатской этики. Избранные труды российских и французских адвокатов (XIX – начало XX в.) / Сост. И.В. Елисеев, Р.Ю. Панкратов; предисл. Е.Г. Тарло. СПб., 2004. С. 29.Таким образом, исходя из нравственных предписаний профессии, адвокат должен постоянно контролировать свое поведение, анализировать и направлять свои эмоции с тем, чтобы не допустить проявления таких чувств, как раздражение, гнев, ярость и т.п. Выдержка и самообладание – положительные моральные качества, которые должны быть присущи характеру адвоката в соответствии с его социальной ролью.

Основные принципы взаимоотношений адвоката с судом весьма удачно, по нашему мнению, сформулированы в КПЭА: “…адвокат не вправе, участвуя в процессе разбирательства дела, допускать высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения (п. 7 ч. 1 ст. 9).

Участвуя или присутствуя на судопроизводстве… адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса.

Возражая против действий судей и других участников процесса, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом” (ст. 12).

Совершенно очевидно, что термин “уважение к суду” подразумевает “почтительное отношение к суду (судье), основанное на признании его высокого, законодательно установленного статуса как органа государственной власти, осуществляющего специфические функции от имени Российской Федерации, и на уважении к высоким моральным качествам и этическим принципам непосредственных носителей этой власти, т.е. судей” .

Чернышов В.И. Дисциплинарная ответственность адвокатов за проявление неуважения к суду: Пособие для адвокатов. М., 2010. С. 6.

Вместе с тем, как свидетельствует множество примеров дисциплинарной практики, принцип уважительного отношения к судебной власти соблюдается далеко не всеми представителями адвокатского сообщества.

По убеждению В.И. Чернышова , дисциплинарный проступок адвоката в виде проявления неуважения к суду можно подразделить на две большие части: действия и бездействие.

Президент Адвокатской палаты Ульяновской области, заслуженный юрист Российской Федерации.

К первой части, т.е. действиям, можно отнести как поведение адвокатов в виде совершения физических действий, так и высказывания адвокатов, совершенные в устной или письменной форме; иногда же эти деяния совершаются комплексно, т.е. физическое действие сопровождается устным высказыванием (например, самовольный уход из судебного заседания с высказыванием нелицеприятных слов в адрес судьи) .

Чернышов В.И. Указ. соч. С. 9. Подобные нарушения имеют место и в дисциплинарной адвокатской практике Курской области. Так, в Адвокатскую палату Курской области поступило сообщение судьи С., в котором она информировала о том, что адвокат Я.

в зале судебного заседания суда после оглашения приговора в отношении подсудимого Ч.

и ухода из зала суда судьи в присутствии секретаря судебного заседания, сотрудников конвойного взвода выразилась в адрес судьи с использованием оскорбительных выражений, обвинила ее в выполнении заказа и угрожала увольнением с должности.

Квалификационная комиссия в своем заключении пришла к выводу о том, что сообщение судьи С. подтверждается имеющимися в дисциплинарном деле доказательствами .

Обзор дисциплинарной практики совета Адвокатской палаты Курской области за 2007 г.

Ко второй части, т.е. бездействию, можно отнести такие “классические” примеры, как неявка адвоката в суд без сообщения суду о причинах неявки или же опоздание в судебное заседание по различным причинам .

Чернышов В.И. Указ. соч.

Самостоятельным дисциплинарным проступком является нарушение адвокатом п. 1 ст.

14 КПЭА, предусматривающего, что при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

Для иллюстрации подобного нарушения можно привести дисциплинарное производство в отношении адвоката М.

В Адвокатскую палату Курской области поступило письменное сообщение судьи, в котором указывалось, что адвокат М., осуществляя защиту подсудимого О., будучи своевременно извещенным о дне судебного заседания, не явился в судебное заседание, не сообщив судье о причинах своей неявки, что повлекло срыв судебного заседания.

Адвокат М. на заседании Квалификационной комиссии пояснил, что был извещен о времени судебного заседания. В день судебного заседания заболел, что подтверждено листком нетрудоспособности. Почему он после получения листа нетрудоспособности по телефону не сообщил судье и адвокатам, участвующим в этом же судебном заседании, о невозможности явки в судебное заседание, он пояснить не мог .

Обзор дисциплинарной практики совета Адвокатской палаты Курской области за 2006 г.

Весьма существенное практическое значение имеет также личная ответственность адвоката перед судом за ненадлежащее использование положений процессуального закона. Речь идет о недопустимости затягивания процесса путем использования различных процессуальных формальностей.

Рассмотрим характерный пример такого рода. В Адвокатскую палату Курской области поступило сообщение мирового судьи, в котором указывалось, что адвокат К. не явился в судебное заседание по уголовному делу. При этом адвокат К. не ходатайствовал об отложении судебного заседания и не сообщил о причинах неявки.

Распоряжением президента Адвокатской палаты Курской области в отношении адвоката К. было возбуждено дисциплинарное производство.

В качестве причин неявки в судебное заседание адвокат К. сослался на занятость в другом судебном заседании .

Вестник Адвокатской палаты Курской области. Курск, 2010.

В связи с приведенным примером из дисциплинарной практики хотелось бы подчеркнуть, что не может иметь место уважение к судье одного района и неуважение к судье другого района. С точки зрения правосудия все судебные разбирательства одинаково важны. Поэтому адвокат не обладает правом выбирать наиболее важный или нужный процесс, а должен исполнять свои ранее принятые обязательства .

Заключение квалификационной комиссии Адвокатской палаты Челябинской области по дисциплинарному производству в отношении адвоката М. // Профессиональная этика адвоката: Сб-к мат-лов / Сост. Н.М. Кипнис. М., 2008. С. 512.

Как некорректное следует расценить и такое поведение адвоката, когда он, несмотря на то что этого требуют объективные обстоятельства, не ставит в известность суд о расторжении доверителем соглашения на оказание юридической помощи.

Подобные нарушения проистекают, как правильно отмечает исследователь этических аспектов деятельности адвоката А.Д. Бойков, от нравственной невоспитанности и глухоты по отношению к требованиям адвокатской этики .

Бойков А.Д. Адвокатура и адвокаты. М., 2006. С. 56.

С нашей точки зрения, не следует упускать из виду, что немаловажное значение имеет и степень осознания адвокатом своего профессионального долга.

Важнейшим правилом адвокатской этики следует признать соблюдение так называемого чувства такта. Уважение к суду как к органу государственной власти, призванному осуществлять правосудие, должно быть неукоснительным и безусловным.

Адвокат, не согласный с судебным решением или поведением судьи, не должен позволять себе подрывать авторитет суда его публичной критикой на встречах с журналистами или выступая в СМИ, ибо, как образно подчеркивает А.Д.

Бойков, его позиция может быть так же ущербна, как и критикуемая. “Мегафонное право” не есть средство правовой защиты.

Демонстрация неуважения к суду – путь тупиковый, противоречащий задаче построения правового государства, закону и профессиональной морали .
Там же. С. 61 – 62.

Наш подход к анализу проблемы профессиональной этики во взаимоотношениях адвоката с судом следовало бы признать односторонним, если не учесть то обстоятельство, что некоторые судьи, чрезвычайно завышенно оценивающие свой и без того достаточно высокий статус, иногда проявляют непомерно высокие требования к поведению адвокатов, а в итоге оценка этих требований или вышестоящими судами, или квалификационными комиссиями адвокатских палат не всегда совпадает с мнением этих некоторых судей .

Чернышов В.И. Указ. соч. С. 7.

В соответствии с Кодексом судейской этики судья в любой ситуации должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причинить ущерб репутации судьи и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия (ст. 3). Судья должен быть терпимым, вежливым, тактичным и уважительным в отношении участников судебного разбирательства. Судье следует требовать аналогичного поведения от всех лиц, участвующих в судопроизводстве (п. 4 ст. 4) .

URL: http://www.businesspravo.ru

На практике же отдельные судьи умаляют, а иногда попросту сводят на нет значение этих норм. Необъективно оценивая действия адвокатов, судьи порой прибегают к различным мерам воздействия на них с одной-единственной целью – “придержать” стремления квалифицированных, принципиальных адвокатов настойчиво защищать подсудимых.

Судьи выносят частные определения в отношении адвокатов, привлекают их к административной ответственности, обвиняя в недобросовестном выполнении своих функций, в неуважении к суду и т.д. .

Зачастую они необоснованно отклоняют ходатайства защитников, тем самым провоцируя отдельных адвокатов на совершение действий, служащих основанием в дальнейшем для возбуждения процедуры дисциплинарного производства.

Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Воронеж, 1993. С. 133.

Как показало проведенное нами анкетирование адвокатов , только 43%, оценивая в целом профессиональную деятельность прокурорско-следственных работников и суда с позиции соблюдения этических требований, охарактеризовали ее “как всегда этична” либо “в большей степени этична”. В то же время свыше 50% респондентов указали на такой критерий, как “этична крайне редко” и около 7% отметили вариант, что “скорее всего, безнравственна”.

В опросе приняли участие 150 адвокатов Адвокатской палаты Курской области.

Данные результаты наглядно свидетельствуют о наличии определенных проблем профессионально-этического характера во взаимоотношениях адвоката, в частности, с судом.

Вместе с тем важно заметить, цитируя известного ученого-процессуалиста Н.Н.

Полянского, что “если доверие суда к защите приобретается только безукоризненною корректностью приемов защиты, то, с другой стороны, и суд должен быть безукоризненно объективен в своем отношении к защите…

Завоевание судом доверия защиты возможно только при положительной оценке ее односторонней роли в процессе, это – долг судей перед правосудием своей страны, долг тем более обязательный, что от авторитета правосудия зависит авторитет и самого права” .

Полянский Н.Н. Правда и ложь в уголовной защите. Репринтное воспроизведение издания 1927 г. / Предисл. М.О. Баева, О.Я. Баева. Воронеж, 2003. С. 91.

Таким образом, обоснованность и приемлемость рассмотренных нами нравственно-этических рекомендаций не вызывают сомнений, и адвокатами они должны восприниматься не иначе как непременное условие профессиональной культуры, поскольку “суд и адвокат лишь тогда смогут успешно выполнить возложенные на них задачи, когда их отношения будут основаны на деловом и доброжелательном сотрудничестве в строгих рамках, определенных процессуальным законом” , и, безусловно, в рамках, продиктованных их совестью, нормами морали, этики.

Воскресенский Г., Боннер А. Суды и адвокаты // Законность. 1992. N 1. С. 18; См. также: Смирнов В. Суд, государственный обвинитель и адвокат: этика взаимоотношений // Российская юстиция. 1995. N 6. С. 39 – 40.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/51016-disciplinarnyj-prostupok-advokata-vide-proyavleniya-neuvazheniya-sudu

«Скандализация правосудия» // Юристы обсудили, как бороться с неуважением к суду

Новосибирск неуважение к суду адвокатом

Уважение к суду сильно влияет на эффективность правосудия и на его независимость. Об этом говорили вчера юристы на заседании клуба имени Замятнина[1]. Тот, кто уважает суд, не будет оказывать на него давление.

Уважение к суду включает в себя не только уважение между судом и участниками процесса, но и внутри судейского сообщества и между судом и гражданским обществом, в том числе СМИ. Но сейчас судьи практически беззащитны от информации, порочащей их честь и достоинство.

Помочь в этом могло бы введение ответственности за «скандализацию правосудия» — то есть за действия, которые публично умаляют авторитет суда. Такая ответственность есть в других странах. Есть необходимость в ней и в России, считает председатель Совета судей Виктор Момотов.

Виктор Момотов выделил три фактора, которые влияют на уважение к судебной власти. Первый — справедливость решений суда. Это предполагает, что перед законом все равны, а решение суда — честное и справедливое.

Второй фактор связан с непосредственным осуществлением правосудия. Участники процесса должны быть уверены, что суд их услышал, относился с достоинством и уважением, дал ответить на все вопросы. Наконец, на уважение к суду влияет эффективность правосудия.

Процесс не затягивается, волокиты нет, а решение эффективно исполняется.

https://www.youtube.com/watch?v=Wt2MrXrFWws

С юридической точки зрения понятие «уважение к суду» раскрывается через противоположное — «неуважение к суду». За это ст. 297 Уголовного кодекса (УК) устанавливает ответственность (максимальный штраф — 200 тыс. руб.).

В УК речь идет об оскорблении, но Виктор Момотов понимает неуважение к суду шире. Это публичные действия или опубликованная информация, цель которых — поставить судью в состояние презрения, смущения, принизить его авторитет.

Это подрывает доверие общества к суду.

Благодаря развитию СМИ и Интернета манипулирование общественным мнением часто используют для давления на суд, жаловался Виктор Момотов. При этом часто информация предоставляется лживая. Это приводит к «скандализации правосудия». Но возможности судьи защититься от порочащих и лживых сведений ограниченны.

Например, по Кодексу судейской этики судья может обратиться в правоохранительные органы для защиты чести и достоинства или в СМИ, чтобы публично ответить на критику, когда иные способы реагирования исчерпаны или прибегнуть к ним невозможно.

Поэтому гражданское общество и СМИ должны соблюдать хотя бы базовые этические нормы при освещении работы судов.

В других странах под «скандализацией правосудия» понимают манипулирование общественным мнением для оказания давления на суд или умаления авторитета судебной власти. За это может наступить ответственность. Например, во Франции — лишение свободы на срок 6 месяцев и штраф 7,5 тыс. евро.

В Англии — тюремное заключение до 1 месяца и штраф 2,5 тыс. фунтов, рассказывал Виктор Момотов.

При этом привлечение к ответственности за «скандализацию правосудия» проходит в упрощенном порядке по инициативе самого суда, без стандартной процедуры возбуждения уголовного дела правоохранительными органами.

Но в России судьи скованы этическими нормами, оказываются практически беззащитными перед недобросовестными СМИ. «Очевидно, назрела необходимость поставить на общественное обсуждение вопрос введения ответственности за “скандализацию правосудия”», — сделал вывод председатель Совета судей.

О том, как борются с неуважением за рубежом, рассказывал партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Денис Архипов. Если судья установит, что его приказ не исполняется, может сразу наступить ответственность.

Например, если суд в Англии узнает, что ответчик не исполнил приказ и не раскрыл все активы, чтобы наложить на них арест, суд может принять решение о заключении ответчика под стражу. Так произошло в деле банкира Марата Аблязова.

Из-за того, что он не раскрыл информацию о своих активах по приказу суда, английский судья приговорил ответчика к тюремному заключению на 22 месяца (см. блог Сергея Будылина). Есть случай, когда к ответственности привлекли даже члена жюри присяжных за то, что он разместил в Фейсбуке пост о деле.

Другой присяжный был наказан за поиск информации в Интернете. То есть он пытался получить информацию извне, а не из материалов дела.

Более «дикий» пример Денис Архипов привел из практики США. Один юрист в бракоразводном процессе отказался раскрыть все активы и получил 14 лет содержания под стражей. Если бы он просто украл эти активы, он бы получил в два раза меньше. То есть неуважение к суду — это серьезней, чем посягательство на собственность, отметил Денис Архипов.

На уважение к судебной власти влияет и то, кого назначают в судьи, уверена декан юрфака Тверского государственного университета Лидия Туманова.

Ни экзамен, ни изучение личности не поможет выяснить, способен ли будущий судья логично мыслить, быть независимым, может ли он сохранять самообладание. Ведь в суд приходят люди с разным образованием, разными характерами. Одного экзамена в виде ответа на вопросы недостаточно.

Лидия Туманова предложила перенять зарубежный опыт: с кандидатами в судьи проводятся деловые игры, где как раз и можно проверить все эти качества.

Реального инструмента для отбора судей сейчас нет, признала Лидия Туманова. Зато есть другой, который, к сожалению, отсеивает хорошие кадры. Это так называемый конфликт интересов. Например, если кандидат работал адвокатом или прокурором в одном регионе, то ему лучше идти работать судьей в другом регионе.

«Но если есть внутренний стержень, то и работать судья будет соответствующим образом», — уверена Лидия Туманова. К этому критерию надо подходить более взвешенно. Из-за потенциального «конфликта интересов» теряется преемственность: детям судей сложно тоже стать судьями. «Хотите стать судьей — надо быть сиротой и дать обет безбрачия.

Тогда у вас есть шанс», ― говорила Лидия Туманова. «Небольшой», — иронично заметил Виктор Момотов.

Обсуждение темы «скандализации правосудия» прошло на фоне рассмотрения Госдумой законопроектов об ответственности за «фейковые новости» и явное неуважение к власти. Резонансные документы были внесены в парламент в День Конституции, 12 декабря 2018 года, и уже одобрены в первом чтении.

Первый (№ 606595-7) устанавливает для СМИ административные штрафы за публикацию в Интернете «заведомо недостоверной информации, распространяемой под видом достоверных сообщений».

Второй (№ 606594-7) позволяет во внесудебном порядке блокировать ресурсы с материалами, выражающими в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальной символике, Конституции, органам власти. Еще один законопроект (№ 606596-7) дополняет ст. 20.

1 КоАП о мелком хулиганстве «Мелкое хулиганство» ответственностью за распространение материалов, в неприличной форме выражающих явное неуважение к обществу, государству, официальным символам и госорганам. 

 

[1] Дмитрий Замятнин — министр юстиции, генерал-прокурор, активный сторонник судебной реформы Александра II. Заседания клуба проводятся при содействии пресс-службы Верховного суда и имеют целью поддержку судебной реформы и формирование доверительного отношения общества к судебной власти.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/02/28/skandalizaciya_pravosudiya__yuristy_obsudili_kak_borotsya_s_neuvazheniem_k_sudu

Неуважение к суду. Пять законных действий, за которые могут оштрафовать

Новосибирск неуважение к суду адвокатом

У Арбитражного суда есть право налагать штраф на участников судебного процесса, если те проявляют неуважение к суду. Но что именно подразумевается под подобным нарушением, в законе не отражается. Потому, стоит разобраться, как именно должен действовать юрист и другие участники процесса, чтобы не получить штраф от судьи за проявление неуважения.

Подача процессуальной документации

Суд полагает, что при злоупотреблении процессуальными правами можно расценить подобные действия в качестве проявления неуважения к суду. Следует подробнее рассмотреть ситуации, которые судья может расценить как злоупотребление.

Одной из них является не предоставление стороной отзыва

Единого мнения у судов по этому поводу нет, поэтому они разделились.

Одни судьи не считают отсутствие отзыва неуважением к суду и нарушением, так как предоставление отзыва на исковое заявление является правом стороны, а вовсе не обязательным действием.

Другие же, наоборот, придерживаются другого мнения и могут наказать за отсутствие отзыва, касающегося невозможности своевременно предоставить процессуальный документ. Потому не рекомендуется уклоняться от этой бумаги при подаче другой документации.

В качестве неуважения может рассматриваться ситуация, когда участник процесса предоставляет документа без приложений к ним или они несистематизированные. В законе не указано, что к процессуальным бумагам обязательно должны прилагаться доказательства.

Но все равно может расценить подобные действия, как неуважение. Также не существует строгих требований, касающихся оформления документов и приложений к ним.

Однако, если оформление несистематизированно, судья может оштрафовать сторону, предоставившую такие бумаги.

За ненадлежащее содержание документа также могут наказать

Не допускаются внеправовые формулировки, оценка личных качеств участников процесса. Запрещается унижать честь и достоинство сторон, участников судебного процесса.

Вся процессуальная документация должна быть предоставлена сторонами заблаговременно, до начала судебного заседания. Также другие участники этого процесса должны заранее ознакомиться с представленными бумагами. Но указанные правила соблюдают не все по разным причинам.

И судьи расценивают это как проявление неуважения и потому назначают штраф. Все дело в том, что в случае отсутствия заблаговременного предоставления всех бумаг у судьи просто нет возможности исследовать все документы тщательно, проверить их соответствие правовым нормам, обстоятельствам дела.

В итоге судебное заседание срывается.

Важно отметить, что если одна из сторон будет действовать с опережением, заранее предоставляя необходимые бумаги, то никакого штрафа за это не предусмотрено.

Заявление об отводе судьи

Суды считают, что назначать штраф просто за составление подобного заявления является неправомерным, даже если в удовлетворении подобного запроса было отказано. Главное, чтобы бумага не содержала оскорбительных и уничижительных формулировок в адрес судьи или его профессии.

Если отвод оформляется из-за процессуального поведения судьи, то это также может повлечь наложение штрафа. Например, если заявитель пытается провести судебный процесс собственным правилам, включая исследование и оценку доказательств. Подобная причина для отвода относится к необоснованной и заявитель может получить штраф.

Стоит отметить, что при однократном заявлении отвода большинство судов не наказывают. Подобные действия не расцениваются, как попытка затянуть судебный процесс, потому наказание не предусмотрено.

Аналогичная ситуация складывается, когда заявитель оформляет несколько отводов на одного судью, но по разным делам и спорам.

Наказание не предусмотрено, потому что у сторон есть право заявлять об отводе в ходе рассмотрения каждого обособленного спора.

Судебная практика доказывает, что наказывается только неоднократное заявление об отводе по причине заинтересованности судьи в исходе дела. Считается, что в данном случае проявляется злоупотребление своими правами заявителем.

Подобные действия также могут расценить, как попытку давления на суд или затягивание процесса. При этом при наложении штрафа все заявленные отводы должны обязательно быть рассмотрены.

Иначе основания для наказания заявителя не будет.

Активное процессуальное поведение

Каждый юрист в судебном процессе должен действовать согласно принятым стандартам процессуального поведения. Он может добросовестно пользоваться имеющимися у него правами на судебном заседании.

Все лица, которые присутствуют в зале заседаний на момент судебного процесса, должны соблюдать установленный порядок. Если он будет нарушен одной из сторон, это становится поводом для назначения штрафа.

Наиболее распространенной ситуацией нарушения порядка в судебном процессе является случай, когда одна сторона выступает, а вторая начинает ее перебивать. Суд имеет право наложить на нарушителя штраф.

Наказание последует и за пререкания с судьей. Особенно, если участник процесса нарушает установленный порядок неоднократно.

Пререкание можно расценить как неуважение к суду, особенно, если судья сделал замечание, но участник процесса продолжил нарушать установленные правила. Недопустимо, чтобы одна из сторон пыталась устанавливать собственный порядок рассмотрения дела.

Адвокат может пререкаться с судьей, перебивать участников процесса, давать пояснения, когда заявляется ходатайство и прочее. Все это приведет к наложению штрафных санкций.

Нельзя в суде кричать с места, перебивать судью, пренебрежительно обращаться к участникам заседания, давать указания судье, касающиеся рассмотрения доказательств, заявлений и дела в целом. Перечисленные действия являются нарушением установленного порядка и караются штрафом.

Поэтому все участники заседания должны строго соблюдать установленные правила поведения в суде. Нельзя перебивать судью, когда он оглашает промежуточный судебный акт по конкретному делу.

Отсутствие одной из сторон на заседании

Обязательная явка всех участников процесса предусматривается только, если рассматривается определенная категория споров, которые вытекают из административных и прочих правоотношений.

Но некоторые суды считают, что неявка при других обстоятельствах одной из сторон может расцениваться как неуважение, а потому, должно наказываться штрафом.

Поэтому требуется либо являться каждый раз в суд лично участнику процесса, либо составить ходатайство и направить его в суд о рассмотрении дела без одного из представителей.

Хотя, согласно судебной практике, довольно часто за неявку налагается штраф, бывают случаи, когда суд принимает другую сторону. Тогда судья решает, что при неявке участника процесса по гражданскому спору наказывать его просто недопустимо, так как он имеет на это право.

Чтобы не получить штраф за отсутствие на заседании, необходимо предоставить доказательства невозможности посетить суд в указанное время. Также суд при наложении штрафа должен объяснить, какие именно обстоятельства планировалось установить в ходе заседания при помощи конкретного участника процесса, который не явился.

Отсутствие доказательств при судебном споре

Если суд требует представить доказательства по конкретному рассматриваемому делу, а сторона этого не делает, судья квалифицирует подобные действия, как неуважение к суду и может назначить штраф. Не каждый спор суд может рассмотреть только по уже имеющимся у него документам и доказательствам.

Потому он обращается к сторонам, участникам процесса, чтобы они оказали ему активную помощь. Особенно это относится к истцу, который заинтересован в исходе дела в его пользу. Если судье недостаточно тех доказательств, которые были предоставлены ему ранее, он просит предоставить больше подтверждающих и разъясняющих документов, чтобы принять верное решение.

Если сторона отказывается выполнить требование суда, она получает штраф.

Еще одним распространенным случаем, который расценивается, как неуважение к суду, является непредставление участниками процесса подлинников документов. Особенно, если есть несколько разных копий или появляется необходимость проводить экспертизу.

При отсутствии представления необходимых документов суд поинтересуется причиной, по которой участник процесса не может осуществить требование. Если пояснений не будет или они не будут существенными, значимыми, также последует штраф. Также важно соблюдать сроки, которые суд предоставляет для отправки ему нужных доказательств. В противном случае участник процесса будет оштрафован.

В других случаях, когда требования от судьи представить документы отсутствует, но доказательства так и не были предоставлены одной из сторон, судебный штраф не выписывается.

Суд также может оштрафовать участника процесса за его мнение. Но только если имеет место оскорбление личности судьи или его профессии, а также беспочвенное обвинение его в несоблюдении закона, заинтересованности в определенном исходе дела и прочее.

В описанных ситуациях судья может решить, что один из участников процесса проявил неуважение к суду. А потому ему назначается штраф. Чтобы не попасть в подобную ситуацию, важно соблюдать установленные нормы и правила поведения в ходе проведения судебного заседания и выполнять требования судьи, касающиеся конкретного рассматриваемого дела.

Источник: https://7docs.ru/Articles/51/neuvazhenie-k-sudu-pyat-zakonnyh-dejstvij-za-kotorye-mogut-oshtrafovat

Адвокаты и юристы об ответственности за «скандализацию» правосудия

Новосибирск неуважение к суду адвокатом

В связи с широким общественным обсуждением доклада председателя Совета судей Виктора Момотова, с которым он выступил на третьем заседании Клуба имени Замятнина 27 февраля, «АГ» попросила адвокатов и юристов прокомментировать текст выступления.

Разграничение уважения и неуважения к суду

Как сообщала «АГ», в докладе Виктор Момотов отметил, что признание авторитета судебной власти со стороны третьих лиц как социального и правового института исключительной компетенции в сфере права – и есть уважение к суду. По его мнению, в данную категорию входит две составляющих – социологическая и юридическая части.

Виктор Момотов выступил за введение ответственности за «скандализацию правосудия»Он отметил, что Совет судей РФ готов обсуждать этот вопрос в рамках законодательных инициатив, связанных с установлением административной ответственности за неуважение к институтам власти

Председатель Совета судей указал, что важными факторами первой составляющей являются справедливость судебных постановлений, предполагающая равенство всех перед законом, и решение, вынесенное по делу честным и справедливым судом.

Второй фактор, по его мнению, связан с осуществлением правосудия и уверенностью участников судебного процесса в том, что они были услышаны, что судья и аппарат суда относились к ним с достоинством и уважением, что процесс был беспристрастным и справедливым, а судья заслуживает доверия и независим в принятии решения от внешних факторов.

По мнению адвоката КА «Лапинский и партнеры» Константина Кузьминых, граждане относятся к судам преимущественно уважительно. Он указал, что отдельные, немногочисленные ситуации проявления неуважения всегда были обусловлены откровенно неправильным поведением судьи.

«В иных случаях уровень уважения к судье падал по причине содержания вынесенного им судебного решения.

И действительно, во всяком случае, в уголовном судопроизводстве мы не всегда имеем действительно убедительные приговоры или апелляционные определения, постановления», – отметил Константин Кузьминых.

Старший партнер Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Роман Речкин указал, что уважение к суду складывается из множества факторов, от прозрачности выбора и назначения судей до вынесения ими мотивированных, обоснованных судебных актов.

Выбор и назначение судей абсолютно закрыты, непрозрачны для общества. Карьера «обычного» судьи практически полностью зависит от председателя суда, со всеми вытекающими последствиями. Большая проблема и с обоснованностью судебных актов, часто суд просто умалчивает о доводах и доказательствах стороны, которые идут вразрез с принятым решением. Отдельно нужно сказать о решениях московских судов на полтора-два листа, по самым сложным делам. Все это не способствует доверию к суду, а без доверия – сложно относиться к суду с уважением. Виктор Момотов отмечал, что с юридической точки зрения категория уважения к суду раскрывается исключительно как антипод, через категорию «неуважения к суду». Он добавил, что ответственность за это предусмотрена в ст. 297 УК, однако в этой статье речь идет только об оскорблении суда и участников судебного разбирательства, в то время как институт уважения к суду значительно шире.

В этой связи адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко рассказал, что в апреле 2018 г. он участвовал в заседании одного из районных судов г. Тамбова.

«Судья, видя меня в первый раз, не проверила документы, не объявила состав суда, не проверила документы у свидетелей, не огласила фамилию государственного обвинителя, не предоставила обвиняемому право давать показания, дала для ознакомления с делом в шесть томов три дня, а когда я завил о перечисленных нарушениях в прениях, описала в приговоре мои действия как попытку оказать давление на суд. Давайте честно ответим на вопрос: какие шансы в российской судебной системе у адвоката доказать нарушения? Ни одна инстанция не удовлетворила жалобы еще и потому, что протокол судебного заседания, аккуратно выражаясь, был изменен. Можно ли такой суд уважать?» – задается вопросами адвокат.

Он считает, что рассуждения Виктора Момотова являются прикрытой благими намерениями попыткой заставить адвокатов молчать. Евгений Москаленко указал, что адвокатура в нынешних реалиях несет повышенную ответственность перед обществом и демократическими ценностями, которые благодаря как раз-таки манипулированию общественным мнением дискредитированы.

Адвокатура осталась последним институтом в системе государственного устройства России, способным выражать свое мнение открыто. В этом я вижу большую ценность, которая имеет сдерживающий характер, по отношению к злоупотреблениям власти и которую стоит охранять.

Константин Кузьминых добавил, что рассмотрение и разрешение дела для судьи – это работа, исполнение которой подразумевает тщательное к ней отношение. Для гражданина – подсудимого, истца или ответчика иной раз это судьбоносное событие, которое может повлиять на последующие годы его жизни.

«И если для судьи, допускающего эмоциональные срывы в процессе, оправдания быть не может в силу того, что он занимает и по факту, и по праву преимущественное положение в отношении других участников процесса, то у гражданина, оказавшегося под судом, возникновение таких срывов хоть и нежелательно, но закономерно. То же можно сказать и относительно его родственников», – считает адвокат. Он отметил, что профильной для таких ситуаций является ст. 297 УК РФ, о применении которой можно узнать из судебной статистики с официального сайта судебного департамента при Верховном Суде. «За весь 2017 г. по ст. 294–298.1 УК в РФ было осуждено 249 человек. С учетом того, что в это число входят осужденные не только за неуважение к суду, но и еще 5 статьям УК, показатель этот не говорит нам о существовании реальной проблемы проявления крайних форм неуважения к суду», – указал Константин Кузьминых.

В своем выступлении председатель Совета судей подчеркивал, что «неуважение к суду» – это такие публичные действия или опубликованная информация, цель которых – поставить судью в состояние презрения, смущения или чтобы принизить его авторитет, тем самым повлияв на его решение, вызвав общественную реакцию.

Роман Речкин полагает, что если суд независим, ведет процесс законно, прозрачно и выносит справедливое, обоснованное решение, то непонятно, как его можно «поставить в состояние презрения».

Злоупотребление правом

Также Виктор Момотов указывал, что дискуссионным вопросом в экспертной среде является допустимость оставления без рассмотрения тех обращений, которые содержат оскорбительные и иные недопустимые выражения.

Константин Кузьминых считает, что употреблять нецензурные выражения в обращениях в суд неприемлемо.

«По одному из арбитражных дел, судя по тексту обращения заявителя, определенные признаки волокиты рассмотрения дела судом усматривались, однако заявитель изложил их в неподобающей форме, но без нецензурной брани.

Арбитражным судом на заявителя был наложен штраф, и судебное решение о наложении этого штрафа было надлежаще подробное. То есть механизмы реагирования на явные проявления к суду неуважения не только имеются, но вполне применяются судами», – привел пример адвокат.

Адвокаты как посредники и «скандализация правосудия»

Как отметил в своем выступлении Виктор Момотов, в вопросах уважения к суду особое значение придается поведению судебных представителей, ведь именно они во многом формируют мнение о судебной системе.

По его мнению, особая роль адвокатов как посредников между судом и гражданским обществом предполагает, что они должны с повышенным вниманием относиться к формулировкам своих публичных комментариев, поддерживать авторитет суда, а не умалять его.

В этом контексте актуальна инициатива ВС по профессионализации судебного представительства, которое должно привести к объединению судебных представителей в единую профессиональную корпорацию со своими этическими нормами и возможностью принимать меры в случае их нарушения.

Также, по его мнению, в современных условиях важнейшим аспектом уважения к суду являются уважительные отношения между гражданским обществом и судом, в связи с чем необходимо озвучить такую категорию, как «скандализация правосудия».

Появление этой категории связано с тем, что развитие традиционных средств массовой информации, а затем – интернета привело к тому, что манипулирование общественным мнением нередко стало использоваться для давления на суд.

При этом часто используются не просто тенденциозные публикации, а попросту лживая информация.

Юристы – об ответственности за оскорбление власти в интернете и распространение fake newsЗа распространение дезинформации, угрожающей общественному порядку, и информации, содержащей явное неуважение к госвласти, собираются ввести административную ответственность вплоть до ареста

«Без уважения к суду невозможно обеспечить подлинную судейскую независимость. Отсутствие адекватного ответа на откровенное давление, оказываемое на правосудие, ведет к крайне негативным последствиям для правопорядка.

В связи с этим, очевидно, назрела необходимость поставить на общественное обсуждение вопрос введения ответственности за “скандализацию правосудия”.

Мы готовы подключиться к этой дискуссии, в том числе в рамках рассматриваемых сегодня законодательных инициатив, связанных с установлением административной ответственности за неуважение к институтам власти», – заключил Виктор Момотов.

В комментарии пресс-службе Федеральной палаты адвокатов президент ФПА Юрий Пилипенко в очередной раз не согласился с тем, что адвокаты являются посредниками между судом и обществом. По его мнению, такое определение не является сущностно верным.

Суд может позаботиться о росте своего авторитета и без введения санкций в отношении его критиков. У нас есть свои пожелания к суду, связанные даже не столько с решениями и приговорами, сколько с процессуальной культурой и взаимным уважением участников судопроизводства.

Кроме того, Юрий Пилипенко отметил: то, что необходимы меры, направленные на поддержку уважения к суду, не вызывает сомнения. Президент ФПА РФ считает, что необходимо провести дискуссию с Советом судей по данной проблеме.

По мнению старшего партнера АБ «Бартолиус» Дмитрия Проводина, введение самостоятельной ответственности за «скандализацию» правосудия излишне, а сама дискуссия на эту тему показывает, что судейское сообщество уже настолько чувствует недоверие к себе со стороны гражданского общества, что пытается защититься от него особым законодательным регулированием. «Всем известно, что законы о защите брака принимались в древнем Риме, когда данный институт находился в серьезном кризисе. История знает много похожих примеров», – указал адвокат.

Он подчеркнул, что невозможность или риск критики суда является путем к произволу и безнаказанности судей, так как зачастую СМИ являются единственным эффективным способом воздействия на облеченного властью правонарушителя.

«Лично моя более чем 20-летняя практика представления интересов в судах показывает, что неуважительное отношение со стороны суда в отношении участников процесса – намного более частое явление, чем неуважение к суду со стороны участников процесса», – указал Дмитрий Проводин.

Адвокат отметил, что доведенные до сведения общества через СМИ и социальные сети такие события, как коррупционные уголовные дела, вынесение судебных актов, противоречащих здравому смыслу и установленному в обществе представлению о добре и зле, недопустимое поведение в быту, например езда в пьяном виде и нецензурная ругань, создают негативный образ судей и всей судебной системы.

Может быть, лучше бороться с недостойными проявлениями в судейской среде и очищать судебную систему от недостойных представителей, а не называть это «скандализацией» и запрещать?

Дмитрий Проводин отметил, что, продолжая логику выступления Виктора Момотова, любая профессия, носящая публичный или полупубличный характер, не должна «скандализироваться».

«Я бы предложил ввести запрет за “скандализацию” работы адвокатов…

Продолжая размышлять в выбранном направлении, я представляю, как целая каста “государевых” людей становится не подлежащей критике и обсуждению, и мы делаем очередной шаг в Новое Средневековье», – заключил адвокат.

Адвокат АП Краснодарского края Михаил Беньяш посчитал, что слова Виктора Момотова – это тот самый случай, когда судьи Верховного Суда в очередной раз демонстрируют либо незнание закона, либо его непонимание.

«И УК, и КоАП содержат нормы, предусматривающие ответственность за нарушение как порядка судебного заседания (ст. 17.3 КоАП), так и за оскорбление участников судебного заседания или клевету в адрес судьи», – указал он.

По его мнению, введение дополнительных норм представляется явно избыточным.

Более того, «скандализация» насколько неконкретная, оценочная категория, что ее введение, считает Михаил Беньяш, в конечном результате приведет к произвольному правоприменению.

«Выраженная Виктором Момотовым позиция направлена не на защиту независимости судей, которой нет, о чем он знает лучше нас с вами, а на защиту судей от зачастую обоснованной критики и подавление свободы слова, гарантированной ст. 29 Конституции», – отметил адвокат, добавив, что любая критика ведет к улучшению работы.

Публичность есть одна из основных характеристик судебного процесса, а публичность без критики невозможна. По большому счету, критика публичного судебного процесса – это есть тот механизм, который ведет к соблюдению законности и реализации прав участников процесса. И если судья запрещает нахождение журналистов в открытом процессе, хамит, фальсифицирует протоколы судебных заседаний, применяет в процессе инвективную лексику, то я буду критиковать его в любом случае, какие бы запреты не вводились законом. Роман Речкин считает, что с учетом неопределенности понятия «скандализация» введение ответственности приведет, во-первых, к фактическому запрету на любую критику судов, а во-вторых, усугубит дистанцирование судов от общества, их закрытость и непрозрачность. По его мнению, судьи и высшие чиновники и так слабо представляют экономические реалии.

Показатель этого – регулярные высказывания чиновников типа «рост количества споров в судах свидетельствует об укреплении доверия к судебной системе», «низкий процент оправдательных приговоров является показателем качественной работы Следственного комитета» и т.п.

Данный законопроект, отметил Роман Речкин, такой отрыв судей от общества и от реальности еще более усугубит.

Константин Кузьминых указал, что если есть основания полагать, что в отношении судьи ведется необоснованная компания по его дискредитации, проще говоря, клевета, то УК и УПК РФ предлагают для решения проблемы известные правовые средства и их дополнение новыми не требуется.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokaty-i-yuristy-ob-otvetstvennosti-za-skandalizatsiyu-pravosudiya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.