Уголовное наказание за увольнение пожилых сотрудников

Полная бездоказанность. Почему статья за увольнение предпенсионеров не сработает

Уголовное наказание за увольнение пожилых сотрудников

Госдума приняла в третьем чтении законопроект об уголовной ответственности за «необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение» лиц, достигших предпенсионного возраста. Пенсионная реформа, анонсированная российской властью, приобретает все более четкие очертания.

В примечании к этой новой статье Уголовного кодекса (144.1) впервые в российском законодательстве предлагается определить, что такое предпенсионный возраст.

Это возрастной период продолжительностью до пяти лет, предшествующий назначению лицу страховой пенсии по старости.

В качестве наказания за неисполнение предлагается использовать штрафы и обязательные работы, а само преступление будет относиться к категории небольшой тяжести. 

Действующий Уголовный кодекс содержит в себе похожую норму, связанную с дискриминацией при приеме на работу и увольнением беременных женщин, а также женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет.

Мотивом отказа в таких случаях служит как раз беременность или нахождение на иждивении детей.

Эффективность этой нормы оказалась крайне низкой, поскольку доказать истинный мотив отрицательного решения практически невозможно.

Пока предполагаемую норму о защите трудовых прав лиц предпенсионного возраста не ввели в Уголовный кодекс, вести речь о практике ее применения нельзя.

В то же время перспективы у нее либо будут такими же, как с увольнением беременных женщин, либо мы столкнемся с широким репрессивным применением уголовной ответственности  — за любой отказ в приеме на работу либо при увольнении с работы, признанные судом незаконными, независимо от мотива нарушения трудовых прав.       

Работодатели в любом случае будут всегда экономически заинтересованы в найме квалифицированных кадров, и вряд ли возраст работников пойдет в разрез с политикой государственной поддержки лиц предпенсионного возраста.

Работодателю нет смысла прекращать трудовые отношения с работником, качественно выполняющим трудовую функцию, только по причине достижения им 55-60 лет.

В то же время при приеме на работу работодателю сложно дать правильную оценку деловых качеств и квалификации работника, значит при выборе между молодым и пожилым кандидатом предпочтение, скорее всего, будет отдаваться первому.

Доказать же дискриминационный характер такого выбора будет крайне сложно.

Во-первых, отсутствует обязанность формулировать отказ в приеме на работу в письменной форме, а во-вторых, существует широкий перечень факторов, которыми можно обусловить такой отказ.

Сложившиеся на рынке труда тенденции инвестировать средства на переобучение или повышение квалификации уже действующих штатных сотрудников позволяют бизнесу безболезненно обходиться своими кадрами, не прибегая к набору нового персонала, в том числе и из «рискованных» категорий работников, в том числе лиц предпенсионного возраста.

Инициативы правительства приведут к тому, что работодатели будут предпочитать срочные договоры, избегая заключения бессрочных. Широкое толкование оснований для заключения срочных трудовых договоров позволяет работодателю снижать риски долгосрочных отношений с работниками. 

Работникам предпенсионного возраста можно порекомендовать проявлять осмотрительность при принятии решения о смене работодателя. Их законное увольнение при отсутствии грубых нарушений трудовой дисциплины в сложившихся условиях представляется маловероятным, но в случае добровольного прекращения трудовых отношений с одним работодателем другого можно не найти.

При поиске работы предпенсионерам нужно обращать внимание на вакансии, предполагающие проведение собеседований, оценку резюме соискателя, в том числе и на конкурсной основе. В случае отказа в приеме на работу появится небольшой шанс подвергнуть в судебном порядке оценку кадрового выбора, а сама такая возможность может предостеречь работодателя заявить такой отказ необоснованно. 

В целом проблема регулирования отношений работодателей и работников предпенсионного возраста выглядит несколько надуманной. Законодательные инициативы, направленные в том числе и на введение уголовной ответственности за дискриминацию в сфере труда по возрастному признаку, имеют во многом социально-политический контекст.

Реформы, вызвавшие ажиотаж среди различных социальных групп общества, а также в основном отрицательную реакцию большинства жителей страны, требуют проявления политической гибкости в знак подтверждения, что власть может идти навстречу избирателям в решении столь болезненного вопроса, как повышение пенсионного возраста.

Защита прав работников только лишь под угрозой применения мер уголовной ответственности никогда не будет эффективной без широкого спектра социально-экономических мер, направленных на поддержание экономического интереса работодателей в сохранении трудовых отношений с работниками предпенсионного возраста.  

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/367297-polnaya-bezdokazannost-pochemu-statya-za-uvolnenie-predpensionerov-ne-srabotaet

Предпенсионеры. Реальная ответственность за увольнение или профанация?

Уголовное наказание за увольнение пожилых сотрудников

Для начала необходимо определиться с понятием предпенсионного возраста. Определение данному термину дается в абз. 6 п. 2 ст. 5 Закона РФ от 19.04.1991 № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации».

Согласно данной норме предпенсионным возрастом считается возраст в течение пяти лет до наступления возраста, дающего право на страховую пенсию по старости, в том числе назначаемую досрочно.

Откуда ноги растут?

Само Понятие “предпенсионер” появилось в результате пенсионной реформы, а именно после увеличения пенсионного возраста (под шумок чемпионата мира по футболу 2018). Целью образования новой прослойки населения послужило желание власти обеспечить соблюдение прав данной категории граждан.

В нашем государстве любят сначала отнимать парва (на пенсию в нормальном возрасте), а потом тут же с барского плеча дарить права и обеспечивать их.

После увеличения пенсионного возраста, во время всеобщей шумихи, звучали мысли о том, что предпенсионеры останутся неудел на работе и их права как работников будут жёстко нарушаться, так как они будут находиться в самом неликвидном возрасте.

Руководство страны “услышало” критиков реформы и, опять-таки, с барского плеча придумало уголовное наказание для работодателей за нарушение трудовых прав предпенсионеров. Граждане хором сказали “УРА! ХОТЬ НА ЭТОМ СПАСИБО.” и смирились с увеличением пенсионного возраста.

За что по рукам бить будут?

Так вот, вернёмся к нерадивым работодателям. В целях обеспечения прав предпенсионеров на труд государство дополнило Уголовный кодекс РФ статьёй 144.1, которая называется “Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста“.

Казалось бы, вот она справедливость, теперь незаконно лишний раз никого не уволят. Но! Товарищи, давайте не будем забывать при какой власти мы живём. Не спешите радоваться.

То, что написано выше, это лишь название статьи.

Так в чём суть?

Суть заключена в диспозиции статьи, то есть там, где после названия написано конкретное деяние, за которое предусмотрено наказание.

А после названия статьи в ней написано следующее

необоснованный отказ в приеме на работу лица по мотивам достижения им предпенсионного возраста, а равно необоснованное увольнение с работы такого лица по тем же мотивам – наказывается…“.

Теперь внимание!

Обратите внимание на условие, которое является основанием для наказания “по мотивам достижения им предпенсионного возраста“.

То есть, для того, что бы наказать работодателя незаконно уволившего предпенсионера, необходимо, что бы основанием послужил именно возраст работника. Полагаю, что это и смешно, и наивно одновременно. Где бы отыскать такого работодателя, который в качестве основания для увольнения напишет “достижение предпенсионного возраста“, ну или что-то похожее.

Конечно, могут встретиться наивные работодатели, которые на данном основании могут отказать в приёме на работу, но доказать такой отказ весьма проблематично.

Но способ имеется. Необходимо лишь письменно обратиться к работодателю с заявлением о приёме на работу и отправить его по почте. тогда работодатель вынужден будет дать Вам письменный ответ с отказом.

Не сурово ли?

На мой взгляд да, сурово.

Конечно, довольно приличная часть работодателей сейчас не блещет уважением к работнику. Но ещё больше работодателей просто безграмотны в кадровых вопросах. Это означает, что работодатель может просто по незнанию применить формулировку, которая окажется достаточной для привлечения его к уголовной ответственности.

А уголовная ответственность – это более, чем серьёзно. Это клеймо на всю жизнь. А привлекать к этой ответственности будут конкретное должностное лицо организации, которое ставит свою подпись под документом об увольнении или отказывает в приёме на работу. Хотя к чести законодателей, в качестве наказания ввели лишь штраф или обязательные работы, то есть обошлось без лишения свободы.

Мнение.

Полагаю, что в данном случае на лицо явный перебор. Степень общественной опасности деяния, на мой взгляд, не соответствует наступившим последствиям. Государство, желая успокоить массы, перестаралось.

P.S

Да, конечно, права предпенсионеров должны быть защищены, но иначе. Для начала необходимо отнести ответственность из разряда уголовной в разряд административной. Полагаю, что это будет справедливо.

Хотите получать ответы на жизненные ситуации и быть в курсе изменений в законы? Подписывайтесь на мой канал и ставьте лайки.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ddd1eef0d682f6da91c8717/predpensionery-realnaia-otvetstvennost-za-uvolnenie-ili-profanaciia-5df022983f548700aec67fbc

Об уголовной ответственности за увольнение работников предпенсионного возраста

Уголовное наказание за увольнение пожилых сотрудников

25 сентября 2018 г. Государственная Дума приняла закон, устанавливающий уголовную ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лица, достигшего предпенсионного возраста.

Законопроект был внесен Президентом России. В телеобращении 29 августа 2018 г. Владимир Путин предложил установить дополнительные гарантии, которые смогут защитить интересы граждан старших возрастов на рынке труда. В качестве таких гарантий Президент предложил установление административной и уголовной ответственности за увольнение и отказ в приеме на работу лиц предпенсионного возраста.

С аргументацией, почти дословно повторяющей сказанное Президентом, законопроект успешно прошел все три чтения в Госдуме и теперь ожидает своего прохождения в Совете Федерации. Впрочем, нет никаких сомнений в том, что рассматриваемый закон пройдет все стадии законотворческого процесса. С уверенностью можно сказать, что Уголовный кодекс РФ пополнится ст. 144.1.

Законопроект был поддержан Правительством РФ и Верховным Судом РФ. Так, в отзыве на законопроект Правительства отмечено, что законопроект направлен на обеспечение сбалансированности и долгосрочной финансовой устойчивости пенсионной системы. Замечаний и возражений по законопроекту нет и у Верховного Суда (Официальный отзыв от 5 сентября 2018 г. № 4-ВС-6393/18).

Не разделяя всеобщего воодушевления федеральных органов государственной власти, постараемся обратить внимание на наиболее спорные моменты, связанные с возможным применением рассматриваемой нормы.

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что «в связи с изменением возраста выхода на пенсию граждан Российской Федерации возникает опасность необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения лиц, достигших предпенсионного возраста».

Во-первых, видится непоследовательным установление уголовной ответственности за увольнение лиц предпенсионного возраста до непосредственного повышения пенсионного возраста с учетом того, что единственным обоснованием введения уголовной ответственности является изменение возраста выхода на пенсию, которое еще не произошло.

Во-вторых, неясно, каким образом повышение пенсионного возраста создает опасность необоснованного отказа в приеме на работу или необоснованного увольнения лиц предпенсионного возраста.

Из текста пояснительной записки следует, что законодатель исходит из того, что до повышения пенсионного возраста опасности в необоснованном отказе в приеме на работу и увольнении лиц предпенсионного возраста не существовало.

Все названные доводы приводят к выводу, что ст. 144.1 планируется включить в УК РФ не из-за повышенной степени общественной опасности, а лишь для использования в качестве механизма, способствующего снижению социальных напряжений, возникающих в связи с повышением пенсионного возраста.

Диспозиция статьи сформулирована следующим образом: «Необоснованный отказ в приеме на работу лица по мотивам достижения им предпенсионного возраста, а равно необоснованное увольнение с работы такого лица по тем же мотивам».

Объективную сторону деяния составляет выполнение альтернативных действий: 1) необоснованный отказ в приеме; 2) необоснованное увольнение. И если с объективной стороной необоснованного увольнения все понятно (приказ об увольнении), то остается вопросом, что понимать под необоснованным отказом в приеме на работу.

Можно ли констатировать наличие объективной стороны, если, допустим, человек предпенсионного возраста, зная, что в фирме есть подходящая вакансия, позвонил с целью договориться о дате собеседования, но сотрудник, услышав его пожилой голос, сообщил ему о том, что проводить собеседование с ним не будут? А если лицо предпенсионного возраста отправило свое резюме по электронной почте, и в ответе на сообщение ему было сказано, что он не подходит в силу возраста?

Мотив в данном случае будет обязательным признаком субъективной стороны. Для признания деяния преступным необходимо установить тот факт, что причиной отказа в приеме на работу или увольнения стал именно предпенсионный возраст лица.

За, казалось бы, понятной формулировкой скрывается комплекс проблем.

Как убедительно доказать, что за отказом в приеме на работу лицу предпенсионного возраста по признаку недостаточной квалификации стоит на самом деле отказ по мотивам достижения предпенсионного возраста? Очевидно, что одного только факта достижения предпенсионного возраста недостаточно, но иных критериев законодатель не задает. И в такой ситуации рассматриваемый закон является, по сути, сигналом работодателям о возможном применении в их отношении объективного вменения – уволил сотрудника предпенсионного возраста, будь готов к наступлению уголовной ответственности.

Видится, что определить мотив отказа в приеме на работу или увольнения возможно следующим образом.

 Например, если работодатель, имея намерение уволить сотрудника в связи с его предпенсионным возрастом, умышленно давал ему задания, которые сотрудник заведомо не мог исполнить, и причиной увольнения было ненадлежащее выполнение трудовых обязанностей этого сотрудника.

Доказательствами также могут стать аудиозаписи разговоров с работодателем, переписка, из которых прямо или косвенно следует, что сотрудника необходимо уволить именно из-за его возраста.

Установление правоохранительными органами факта указания работодателем заведомо ложных оснований отказа в приеме или увольнения может свидетельствовать о намерении скрыть подлинный мотив отказа в приеме на работу. Доказательствами могут служить и показания свидетелей.

Нет ясности и с субъектом преступления. При первом изучении нормы напрашивается вывод о том, что субъект преступления – специальный, а именно – лицо, имеющее право принимать решение о приеме на работу и увольнении с работы.

Однако неясно, что, например, мешает привлечь к уголовной ответственности рядового сотрудника фирмы, не обладающего правом принимать решение о приеме на работу, который при первичном собеседовании не пропустил кандидата предпенсионного возраста на следующий этап собеседования исключительно в силу его возраста.

По сути, диспозиция ст. 144.1 идентична диспозиции ст.

145 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет.

Различие предлагаемой нормы и уже существующей – в круге потерпевших лиц (в первом случае – лицо предпенсионного возраста, в ст. 145 УК РФ – беременная женщина и женщина, имеющая детей в возрасте до трех лет) и в мотиве отказа в приеме на работу.

И, казалось бы, при наличии идентичной нормы на поставленные ранее вопросы об объективной, субъективной стороне и субъекте преступления можно было бы ответить, изучив судебную практику, однако за весь 2017 г. по ст. 145 УК РФ были осуждены только два лица и в открытом доступе нет ни одного приговора по данной статье1.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/ob-ugolovnoy-otvetstvennosti-za-uvolnenie-rabotnikov-predpensionnogo-vozrasta/

Уголовное будущее: чем грозит увольнение предпенсионеров

Уголовное наказание за увольнение пожилых сотрудников

Госдума приняла в первом чтении законопроект о наказании за увольнение людей предпенсионного возраста. За проали 370 депутатов, против — 12.

Поправки к пенсионному закону, внесенные президентом России Владимиром Путиным, предполагают, в том числе, введение уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение лиц предпенсионного возраста.

Под предпенсионным возрастом «понимается возрастной период продолжительностью до пяти лет, предшествующий назначению лицу страховой пенсии по старости». Напомним, в связи с пенсионной реформой возраст выхода на пенсию предложено увеличить до 60 лет для женщин и до 65 лет для мужчин.

Законопроектом предлагается дополнить Уголовный кодекс РФ новой статьей.

Нарушения будут наказываться «штрафом в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев либо обязательными работами на срок до 360 часов».

Предложенные меры являются фактическим аналогом статье 145 УК «Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет».

Вице-премьер правительства РФ Татьяна Голикова, выступая в Госдуме, заявила, что определять ответственного за неприем или увольнение граждан предпенсионного возраста будут следственные органы.

«Привлекаться будет тот, кто является стороной по трудовому договору. У трудового договора две стороны — тот, кто его подписал со стороны работника, и тот, кто подписал его со стороны работодателя.

Далее в рамках досудебного разбирательства следственные органы определят виновность либо физического лица, которое представляет конкретное предприятие, либо юридического лица», — сказала вице-премьер.

Необоснованность отказа в приеме на работу либо увольнение означает, что такое решение было принято не в связи с «деловыми и профессиональными качества работника, его образованием и опытом работы и иными факторами, влияющими на исполнение трудовых функций».

На проект закона представлены положительные официальные отзывы правительства и Верховного суда РФ, отметила Голикова.

По словам Голиковой, «никто не отменяет нормы арбитражно-процессуального кодекса». Все случаи нарушения трудовых прав можно сначала оспаривать в Рострудинспекции.

Стоп-сигнал для работодателя

По мнению депутата Андрея Исаева, одобренная статья УК РФ будет иметь профилактический характер: «Это своеобразный стоп-сигнал. Мы переводим возрастную дискриминацию из проступков, каким она была до сих пор, в разряд преступлений. Это означает, что те, кто совершает подобные действия, должны понимать, что общество и государство рассматривают их как преступников».

Голикова напомнила, что уголовные наказания нужны для того, чтобы создать баланс интересов двух сторон.

«Сейчас многие говорят о том, что не нужно вводить уголовную ответственность, потому что есть Рострудинспекция и она работает. Но, как показывает статистика, инспекция не всегда справляется с ситуацией.

В 2017 году туда поступило 2000 обращений, и по 1300 из них были вынесены решения в пользу работников.

Тем не менее работодателей это не пугает», — сказала вице-премьер.

Депутат Михаил Емельянов заявил, что нужно «очень внимательно следить за правоприменительной практикой» будущего закона, поскольку в защите нуждаются не только права работников, но и работодателей.

Обратная сторона медали

Накануне 12 сентября рабочая группа Госдумы по совершенствованию пенсионного законодательств обсудила возможное введение уголовной ответственности. Против этой нормы выступил председатель Федерации независимых профсоюзов Михаил Шмаков.

По его словам, в Белоруссии уже пытались ввести подобную норму, однако она повлекла за собой еще более раннее увольнение работников.

«Это привело к тому, что за три года до предпенсионного возраста людей перестали брать на работу», — объяснил Шмаков.

Как писала «Газета.Ru», работодатели выступают против такой меры. Глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин сказал, что «если будем решать эту проблему в лоб, мы можем деформировать систему трудовых отношений».

Он опасается, что для увольнения «предпенсионнеров» будут использоваться другие основания. «Будет много судебных процессов, где будут разбираться, уволили ли потому, что предпенсионный возраст наступил, или квалификация не соответствует, или есть экономические причины, например, реорганизация предприятия, которая приводит к сокращению потребности в рабочей силе», — сказал Шохин.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2018/09/13/11965051.shtml

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.